Назад

Управление школой

 

Работать по-фгосовски.

Левит Михаил Владимирович
кандидат педагогических наук, заместитель директора Гимназия № 1514, г. Москва

Поташник Марк Максимович, доктор педагогических наук.
член-корреспондент (академик) Российской академии образования, г. Москва



     
  51    6
  2290

01.02.2016

С этого номера мы начинаем публиковать серию статей об освоении новых федеральных стандартов и о том, что должен знать в этой связи директор школы. В этом материале мы рассмотрим субъектную позицию учителя и ученика в образовательном процессе, без понимания которой освоение ФГОС невозможно.


Федеральный государственный образовательный стандарт (ФГОС), введение которого оговорено в законе «Об образовании в Российской Федерации» (ФЗ № 273, ст. 11), включает в себя шесть принципиальных новшеств. Назовем их.

Первое новшество. Обеспечение и реализация только субъектной позиции учителя и ученика в образовательной деятельности.

Второе новшество. Разработка учителем на базе основной образовательной программы школы рабочих программ, учитывающих особенности классов (где учителю придется работать в текущем году), а также индивидуальные особенности учащихся этих классов (обученность, обучаемость, реальные учебные и воспитательные возможности), включая особенности профильного, коррекционного, инклюзивного образования, обучения детей на дому, детей с ограниченными возможностями здоровья, детей, находящихся на длительном лечении в медицинских учреждениях, и т. д.

Третье новшество. Формирование не только предметных, но и метапредметных и личностных результатов образования на уроках и во внеурочной работе.

Четвертое новшество. Обязательность разнообразной внеурочной работы (в соответствии с рабочими программами), не являющейся дополнительным образованием.

Пятое новшество. Оценка (а значит, при необходимости и самостоятельная разработка критериев, иных способов оценивания) метапредметных и личностных результатов образования учащихся.

Шестое новшество. Обязательное обучение детей проектной и исследовательской деятельности.

Сущность и способы реализации каждого из этих принципиальных новшеств рассмотрены в книге М. М. Поташника и М. В. Левита «Освоение ФГОС: методические материалы для учителя». — М., 2016. В этом номере мы публикуем материал о первом новшестве.

Субъектная позиция учителя и ученика в образовательном процессе является главной психологической установкой, без которой освоение ФГОС невозможно. Рассмотрим суть вопроса, ибо именно в ней ключ к пониманию обязательности новшества. Субъект — это индивид или группа, обладающие осознанной творческой активностью и свободой в преобразовании себя и окружающей действительности.

Применительно к учителю и ученику: субъект — это тот, кто сам ставит перед собой цели, сам ищет способы их реализации и осуществляет их, сам оценивает результаты. Если еще проще, то субъект сам планирует, осуществляет и анализирует свою работу, ничего ни у кого не списывая, ни на кого не кивая, сам себя мотивирует и несет ответственность и за то, что и как делает, и за результаты. Учитель (и ученик), если он субъект, всегда активен, что означает способность к инициативным действиям, имеющим побудительную причину (мотив) в самом себе.

Учитель, являющийся субъектом своей педагогической деятельности и жизни, разумеется, может читать любые книги, изданные чьи-то разработки уроков, слушать лекторов в ИПК, ходить на открытые уроки коллег-мастеров, присутствовать на совещаниях, где оглашаются приказы, указания, рекомендации начальников, и т. п., но решение, чему следовать, а чему нет, он принимает только сам, выбор материалов для работы осуществляет только сам, он никогда не произносит фразы типа «А нам сказали, что…», «А нам велели…» и сам несет ответственность за результаты своего труда.

Ответим на вопрос «Зачем это все нужно?», если можно спокойно выполнять то, что требуют, велят.

Скажите, уважаемый читатель, кто из вас не хочет, чтобы его считали личностью? Все хотят! Хотят быть независимыми, свободными в выборе, уважаемыми, авторитетными, интеллектуальными, волевыми, то есть субъектами. Акцент на субъектности обусловлен не новыми модными теоретическими веяниями, а пониманием того, что субъектность есть суть, содержание и проявление личности.

Теперь объясним, почему новые стандарты так серьезно требуют от учителя и ученика выработки в себе и обязательного осуществления именно субъектной позиции в работе. Назовем три главные причины.

Первая. Все, что навязано человеку сверху, не приживается в нем, раньше или позже отторгается по мере того, как он становится личностью. Даже школьник вызубривает навязанные ему знания (когда он не заинтересован, не понимает, зачем они ему нужны) только до сдачи ОГЭ и ЕГЭ, а потом они, не будучи присвоенными, отторгаются, забываются, и выпускник фактически остается необразованным, незрелым, неготовым к дальнейшей учебе, работе, к полноценной жизни.

Субъекту ничего навязать нельзя, поскольку он будет требовать обоснований, разъяснений, доказательств, ответов на вопросы «Почему?», «Зачем?», «Для чего?», пока не поймет и добровольно не примет предложенное, пока оно не станет его собственным, он и выполнять ничего не будет или будет имитировать подчинение, а делать по-своему.

Вторая. В основе ФГОС лежит деятельностный подход, а деятельность, как известно, включает прежде всего личный мотив, самостоятельную постановку целей, выбор содержания и способов работы и т. д., что возможно только при субъектной позиции человека (и учителя, и ученика) в работе и учебе.

Рассмотрим реальную практику освоения ФГОС лучшими педагогами: они лично составляют рабочие программы, учитывающие возможности и особенности конкретных классов и детей, лично проектируют, режиссируют и исполняют намеченное (урок, внеурочное занятие) как субъекты образовательного процесса. Они самостоятельно выбирают или творят методики и сами реализуют их.

Здесь уместно провести параллель с врачом, который сам ставит диагноз, принимает решение по стратегии и тактике лечения, сам оперирует и т. д. И как бы ни закончилась его лечебная деятельность, пациенты, их родственники и друзья, руководители больницы всегда будут считать конкретного врача-субъекта персонально ответственным за исход лечения.

Третья. Только субъект может проявлять самостоятельность в работе, вырабатывать ее в себе и нести ответственность за самостоятельный выбор решения, действия, поступка. Учитель и ученик могут выработать в себе самостоятельность только личными пробами-тренировками и только при следовании субъектной позиции в работе, учебе.

ОТЗЫВЫ ЭКСПЕРТОВ

«Очень практико ориентированная статья. Автор не только рассуждает, но и приводит свое отношение к обозначенной проблеме. Хорошая идея с серией статей. Читать интересно!»

«Отличная статья. Вывод прямо в точку! Одним из важнейших признаков субъектности является ответственность самого директора, а не чиновника. Как часто мы просто боимся сказать это вслух!»

Учителя, не исповедующие субъектную позицию в жизни, никогда не признают себя ответственными за плохие результаты, всегда ищут причины не в себе, а в других (прежде всего в детях), находят отговорки, лукавые спекулятивные ссылки на что угодно типа «я это взяла из брошюры», «нам так сказали делать в ИПК (ИРО)», «попался очень слабый класс», «меня этому не учили» и т. п. Они всегда ссылаются только на внешние неблагоприятные обстоятельства, которые действительно имеют место: низкую зарплату, перегруженность уроками и отчетной документацией, любую необеспеченность образовательного процесса, отсутствие помощи от ИПК (ИРО) и методцентров, плохое управление образовательным процессом в школе, слабое развитие учеников, приходящих в школу, невнимание и беспомощность семьи, отметая этим любые претензии к себе и замалчивая тот факт, что их коллеги, работающие в этих же условиях, достигают лучших результатов с этими же детьми. Это путь к деградации, путь в тупик.

В тексте ФГОС делается акцент на требование личной ответственности учителя за результаты работы при любых обстоятельствах, что возможно только при соблюдении субъектной позиции в образовательной деятельности.

Все сказанное относится и к ученику. Если субъектная позиция у школьника не развита, то он будет только пассивным объектом чьей-то воли (нередко злой) и неблагоприятных обстоятельств. К каким последствиям для личности и общества это приводит — известно: потеря интереса к учебе, жизни, уход в виртуальную компьютерную псевдореальность, употребление наркотиков и др. В школе пассивный ученик замыкается в себе, становится изгоем, объектом насмешек, агрессии, манипуляций.

Как часто учителя сетуют на неразвитость, несамостоятельность, незрелость выпускников, забыв, что вся их школьная жизнь была учителями же запрограммирована и не предусматривала инициативу детей, лишала субъектности, поощряла конформизм (приспособленчество, пассивное принятие существующего порядка, чужих мнений, отсутствие собственной субъектной позиции, некритичное следование псевдоценным модным тенденциям, сомнительным авторитетам). Так откуда же взяться ответственности и самостоятельности, умению брать инициативу на себя, способности действовать?!

Субъектная позиция не всем детям присуща от рождения. Она вырабатывается школой, учителем, который, используя свои субъектные полномочия и личный пример, создает ученикам возможность проявить субъектность. Образно говоря, ученик должен стать для самого себя учителем, быть одновременно и «я — учеником», и «я — учителем». Для формирования субъектной позиции ученика в обучении образовательный (педагогический) процесс строится таким образом, чтобы ученик переходил от прямого управления его учебной деятельностью со стороны учителя к самоуправлению, от внешнего контроля к самоконтролю, от внешней оценки к самооценке. Такая логика организации обучения, воспитания, развития приводит к изменению позиции и ученика (он становится активным и заинтересованным участником учебного процесса), и учителя (он из урокодателя, отстраненного транслятора знаний становится педагогом-мотиватором и помощником ученика, создающим условия и стимулирующим его личностный рост, познавательную активность и самостоятельность).

Практиков всегда убеждает не только теория, но и примеры. Учителю с субъектной позицией на основе стандартов нужно проявить недюжинную волю, чтобы… отказаться (сначала хотя бы частично) от монологичного объяснения нового материала на всех уроках, а подумать, изобрести, создать проблемную ситуацию на уроке, чем вызвать интерес и желание детей самим сформулировать цель, самим освоить хоть часть материала. Учитель-субъект не побоится предоставить детям самостоятельность в поиске решения, не побоится привлечь их к оценке результатов своего труда.

Конечно, проще самому объяснить детям второй закон Ньютона, чем организовать на каждом столе опыт с тележками, чтобы дети самостоятельно совершили открытие для себя великого закона механики.

Научить ученика хоть в какой-то мере учиться самостоятельно и требует ФГОС. А постоянно сообщать детям готовые знания — значит оставаться на отживших позициях. Работать по-новому, по-фгосовски — значит не бояться переделывать себя, не бояться отказаться от прежнего опыта. Это может только учитель, желающий сформировать субъектную позицию и свою, и ученика.

До введения ФГОС субъектная позиция учителя, конечно, провозглашалась, подразумевалась как нечто само собой разумеющееся, но фактически носила только декларативный характер. Никто ее не отрицал, но ни руководители всех уровней и рангов, ни сами учителя не стремились ее реализовывать. И это всех устраивало, принималось как некая данность.

После директивного введения ФГОС субъектная позиция учителя стала обязательной везде и всегда в качестве категорического требования к личности педагога-профессионала. Для несогласных напомним, что субъектная позиция учителя четко определена не только новыми ФГОС, но и государственным профессиональным стандартом «Педагог», утвержденным министерствами образования, труда и соцзащиты, — стандартом, лежащим в основе аттестации педагога-профессионала.

А еще считаем уместным напомнить всем, не желающим исповедовать субъектную позицию в жизни, в работе, диалог Молчалина и Чацкого из великой комедии А. С. Грибоедова (кстати, изучаемое в школе хрестоматийное произведение), где классик иронично написал для всех нас:

Молчалин: В мои года не должно сметь свое суждение иметь.

Чацкий: Помилуйте, мы с вами не ребяты,

Зачем же мнения чужие только святы?

Молчалин: Ведь надобно ж зависеть от других.

Чацкий: Зачем же надобно?

Молчалин: В чинах мы небольших.

И, наконец, специальное обращение к директорам школ, их замам, в просторечии — завучам.

Субъектная позиция — дело для работников образования России новое и непривычное. В нашей нынешней жизни такая позиция — редкость и, более того, серьезное неудобство, а иногда и прямая опасность: «Тебе больше всех надо?!», «Не высовывайся!», «Думаешь, ты самая умная?», «Береженого Бог бережет» — эти слова всем опытом повседневной жизни каленым железом выжжены в душе каждого простого гражданина страны. И, естественно, учителя.

Поэтому руководитель школы, завуч, чтобы помочь учителю обрести субъектность в своей работе, должны сами каждый день «по капле выдавливать из себя раба», как писал А. П. Чехов (вспомните, кстати, его образ «человека в футляре», учителя, между прочим). Чтобы управлять освоением ФГОС, они просто обязаны приобрести опыт собственной субъектности, то есть достоинства, профессиональной гордости, научного знания, а потому и полной уверенности в своем праве руководить вверенными их попечению взрослыми и детьми.

Только имея опыт становления в себе самом субъекта управления, директора и завучи будут иметь возможность, право и умение обеспечивать в образовательном процессе рост субъектности учителей, а через них и учеников. Так что тут путь только один: от субъектности руководителя в управлении школой к субъектности учителей в педагогической деятельности и от нее — к субъектности учеников в обучении, воспитании и развитии.

Вне этого пути все разговоры об освоении ФГОС останутся либо благоглупостями, либо, что хуже, ФГОСы станут очередной дубиной для утверждения всевластия проверяющих чиновников.

И, наконец, только субъектная позиция позволяет руководителям и учителям понять, что при любых проверках освоения ФГОС бояться проверяющих чиновников — себя не уважать, ибо они могут проверить только формальную сторону (наличие документов, внутришкольных локальных нормативных актов, отчетов и т. п.), а главное — образовательный (педагогический) процесс вне их интеллектуальных возможностей, так как в анализе уроков и внеурочных занятий и тем более в оценке результатов образования они невежественны. Потому-то те из них, кто осмотрителен, туда и не лезут, а те, кто по недомыслию и от чиновничьей наглости самоуверенно пытается оценивать уроки, тут же ставят себя в положение, когда их некомпетентность моментально проявится, и учителем, завучем, директором их неграмотные замечания и оценки также моментально могут (и должны) быть оспорены. Сейчас очевиден парадокс: руководители и учителя, являющиеся именно субъектами освоения стандартов, бесспорно, грамотнее тех, кто их проверяет.

Одним из важнейших признаков субъектности является ответственность. Так, те директора школ, их заместители и учителя, которые пасуют перед чиновниками (если говорить попросту — боятся их), не должны забывать, что именно они (а не проверяющие их чиновники) несут и моральную, и юридическую ответственность за жизнь, здоровье, за души детей. Чиновники же отвечают только за своевременный документооборот, сбор отчетов по тем же ФГОС.

И тот, кто посмеет сравнить степень ответственности одних и других и скажет, что они сопоставимы, то, как говорится в Священном Писании, пусть первым бросит камень в авторов статьи.

 

Ваша оценка публикации:         Общая оценка читателей:     51    6