Молодые педагоги стали уходить из школ значительно реже

214

Терешатова Екатерина Евгеньевна

Терешатова Екатерина Евгеньевна
Опубликовано 5 мая 2022

В каждом регионе существуют свои особенности образовательной политики, которая обычно связана с управленческими стратегиями регионального министерства образования. О том, какие возможности развития школьного образования существуют в Республике Хакасия, мы поговорили с региональным министром образования и науки Ларисой Гимазутиной.

 
Расскажите, пожалуйста, о системе школьного образования Республики Хакасия?

В Хакасии 180 школ, из них две частных и 54 филиала. Когда в 2016 году активно оптимизировали школы, наша республика не пошла по пути полной ликвидации малокомплектных школ, маленькие школы, особенно начальные, мы сохранили. У нас ежедневно выходит на линию 113 школьных автобусов, и более 3000 детей мы подвозим в базовые школы из отдаленных районов. У нас среди филиалов не только маленькие начальные школы, а еще и основные. К сожалению, в последнее время идет отток населения из сел, у нас 70% населения республики живет в городах.
Города у нас маленькие. Самый крупный – это Абакан, затем Черногорск и Саяногорск. Всего, по последним данным, население республики – 528 тысяч человек. Причем уменьшилось естественным путем население за последний год. Вместе с тем, у нас сейчас очень бурно идет развитие сельского хозяйства плюс туризм. Мы полагаем, что миграционные процессы должны пойти нам на пользу. Соответственно, школы мы свои сохраняли и будем сохранять.

У нас маленькие уютные школы, мы не только не закрываем их, а наоборот, с 2009 года в республике существует программа ремонта школ. Несмотря на сложные времена, мы всегда выделяли средства на ремонт школ, даже самых маленьких. Мы считаем, что у каждой школы своя есть миссия. Где-то у нас растет Лобачевский, а где-то растет тракторист, в наших маленьких школах хорошее обучение.
У нас есть проект – «Начальная школа, учительский дом». Что это значит? С одной стороны здания – школа, в которой два учебных кабинета, учительская, спортзал, столовая, теплые туалеты – все современное оборудование. А с другой стороны этого же здания – вход в учительскую квартиру, трехкомнатную, полностью благоустроенную. Учитель ни за что не платит, полностью оплачивает все муниципалитет. Таких начальных школ мы построили семь за последнее время. Таким образом, мы сразу решаем вопрос и с проживанием учителя, и с обучением детей.

Есть такие поселения – обычно, это крепкие хакасские аалы, – где у нас, допустим, квартира учителю не нужна, тогда в этой части мы открываем мини-детский сад с питанием для ребятишек, спортзалом. Рассчитана эта школа на 20 детей. А если детский сад с другой стороны, то это еще человек 10, не больше. Вот такие у нас есть уникальные маленькие школы в республике Хакасия.

PHOTO-2022-04-06-17-30-15.jpg

Лариса Гимазутина

Лариса Николаевна, вы сказали, что у вас есть маленькие школы. А по количеству учащихся, какая у вас самая маленькая школа и какая самая крупная?

У нас самая маленькая школа расположена в аале Айова, там учится три ребенка, и один из них только пошел в первый класс. Буквально до этого в школе на станции Ханкуль было вообще два ученика. А самая большая школа – в Абакане, 25-я школа там более двух тысяч учеников. В Абакане в рамках демографической субсидии мы построили две школы на тысячу учеников каждая, и к концу этого года начинаем строить еще одну тысячную, и это не предел. в Абакане большое количество детей еще и потому, что сложилась такая агломерация: один город заканчивается, сразу другой начинается. И хотя больше всего рабочих мест пока в Абакане, у нас сейчас развивается Белоярский кластер, строится новый огромный поселок для горняков. Там мы тоже будем строить школу на тысячу мест.

По каким профильным направлениям, в основном, готовят будущих выпускников школ? На что направлены интересы Республики в этом контексте?

Сначала у нас преимущественно были классы социально-гуманитарного профиля – экономисты и юристы. Затем с открытием кванториумов, «Точек роста» у нас за 2020-21 годы в разы выросло количество классов по профильному обучению: физика и математика, математика и информатика, физика и биология. И плюс еще на уровне пятого-девятого классов у нас углубленно изучаются такие предметы, как география, химия, информатика, биология и т.д. Поэтому те школы, которые у нас реализуют программы углубленного изучения, имеют определенный повышающий коэффициент к фонду заработной платы. Самый высокий коэффициент у нас – 1,23 – это для школ, где углубленно изучают математику, физику и информатику.

Кроме того, у нас в республике очень остро стоит вопрос с медиками. Поэтому повышен коэффициент для школ с углубленным изучением биологии и химии. Да, мы не можем повлиять на высшее образование, но мы на базе своих техникумов открыли группы подготовки медсестер после 9 класса, фельдшеров – после 11 класса. К нам обратилась стоматологи – им не хватает медицинских сестер, техников для кабинетов. Подготовку в техникумах по этим направлениям мы тоже открываем в этом году.

Кроме этого, мы «вшили» кванториумы в работу школ. Если сначала они были просто как учреждения допобразования со своим отдельным контингентом, то сейчас они входят в наш учебный процесс. Я не скажу, что у нас все получается на 100%, но наш лицей имени Николая Генриховича Булакина полностью свою образовательную программу реализует совместно с Кванториумом. У нас два стационарных кванториума и один мобильный, они стали базовыми для углубленного изучения физики, математики, информатики, биологии, химии. В рамках НП «Образование» мы активно работаем и по оснащению кабинетов математики, информатики и т.д. Все это обеспечивает решение задач прикладного характера, в том числе по межпредметным направлениям: мы восстанавливаем классы школьного лесничества, открываем вновь классы агропрофиля. Работаем совместно с нашими социальными партнерами. Как мы будем стимулировать ребят? Например, в рамках внеурочной деятельности они смогут обучиться на права категории Б, и когда им будет 18 лет, они получат водительские права.
Но школы гуманитарного цикла у нас тоже есть. Первого сентября этого года мы открыли школу на тысячу детей с гуманитарным уклоном, она считается базовой школой Хакасского университета.

Как построено обучение детей с ОВЗ в республике? И как налажена подготовка педагогов для коррекционных школ/классов?

Мы не стали закрывать коррекционные школы в республике. У нас 11 коррекционных школ для ребят с проблемами зрения, слуха, для тубинфицированных: для нашей республики это пока еще актуальное заболевание. Есть две школы для детей с умственной отсталостью и опорно-двигательными проблемами. В этих школах предусмотрено мощное сопровождение детей на весь период обучения. Мы считаем, что наличие таких школ приносит больше пользы, чем просто класс инклюзии. Но и от классов инклюзии мы не отказываемся. Все хорошо в меру и с учетом потребностей, возможностей ребенка.

Чего мы еще добились в этом направлении? Выпускники наших коррекционных школ выходят в жизнь с двумя-тремя рабочими профессиями. Особенно если ребенок сирота-инвалид, мы вообще практикуем, чтобы они при наших учреждениях работали первое время. То есть мы внимательно отслеживаем таких детей и во время учебы, и после окончания школы. Я не говорю, что у нас все идеально, но свои коррекционные школы мы опекаем, стараемся обеспечить учащимся условия для социализации.

Что касается повышения квалификации педагогов, подписано соглашение с Красноярским педагогическим университетом, с нашим Хакасским государственным университетом им. Н.Ф. Катанова. Наши специалисты учатся и в Московском пединституте, при нашем институте (Хакасский институт развития образования и повышения квалификации педагогов) они тоже проходят обучение. Мы очень много работаем с федеральными спикерами.
Мы понимаем, что нам нужны учителя начальных классов сразу с коррекционной подготовкой, и на базе одного из своих техникумов открыли отделение «Учитель начальных классов» именно с коррекционной подготовкой, «Воспитатель» с коррекционной подготовкой. В республике работает центр медико-психолого-педагогической поддержки «Радость». Педагоги-психологи, педагоги-дефектологи данного центра работают с детьми, которым необходима помощь специалистов. При этом центре работает и Центр сопровождения приемных семей.

У нас достаточно хорошая материальная база, профессиональные кадры в коррекционных учреждениях, мы спланировали (как позволит эпидситуация) на субботу-воскресенье занятия с родителями и детьми, которым нужна наша помощь, но они не ученики этих школ. Потому что наши школы не безразмерные, особенно не хватает занятий для ребят-аутистов. Да, мы создали несколько групп, но это пока не решает проблему.

Как построена в республике система работы с одаренными детьми? Это же тоже отдельная категория учащихся, которые требуют особенного подхода…

В рамках реализации национального проекта создана школа «Альтаир Хакасия», подписаны соглашения с «Сириусом». «Альтаир Хакасию» возглавляет молодой ученый, кандидат наук, закончил Санкт-Петербургский госуниверситет, отделение регионоведение, защитился успешно в области философии. Штатные преподаватели, которые работают в Центре, это в основном сотрудники из ХГУ, СФУ, приглашаем и из других ВУЗов.
В этом году в рамках НП «Образование» мы получили субсидию из федерального центра для оснащения нашей школы «Альтаир Хакасия». У нас проводилось 9 смен: по 20-25 учеников в каждую смену из всех муниципалитетов республики. В интернате при национальной гимназии им. Н.Ф. Катанова были выделены места, и дети в течение 20 дней проживали, обучались в гимназии, с ними работали различные специалисты. К нам приезжают преподаватели из Новосибирска, Томска, с нами работает наш госуниверситет (ХГУ). За 2021 год 16 ребят проучились в «Сириусе», 687 детей внесены в реестр одаренных детей. А сейчас, когда мы получим еще и оборудование, я думаю, что мы поднимемся на более качественный уровень.

На базе ХНГИ открыт межрегиональный клуб юных дипломатов. Мы сотрудничаем с МГИМО, Академией дипломатов и т.д.
Вместе с тем мы не имеем, к сожалению, побед по олимпиадам. В республике ОБЖ и физкультура – это наши сферы, где мы будем заявляться, побеждать. Да, у нас бывают победы по географии, по русскому, по истории, но это не системно. Вместе с тем наши выпускники набирают сто баллов по ЕГЭ по физике и математике.

Вы как-то отслеживаете дальнейшую судьбу этих ребят? Куда они поступают после школы? Уезжают из региона? И возвращаются ли они обратно в республику, уже отучившись в вузе?

Да, мы отслеживаем своих ребят. И стобалльников, и своих одаренных. Кто уехал учиться в Москву и в Санкт-Петербург, те редко возвращаются в Хакасию. Все-таки ребята талантливые, одаренные, им интереснее в столицах, возможностей для обучения и работы там больше. Помните, когда вводили ЕГЭ, уже тогда мы все опасались, что будет утечка мозгов. Есть такое.

Но сейчас у нас в республике активно начали строить жилье для специалистов, развивается промышленность, сельское хозяйство, туризм, и мы полагаем, что получить жилье, работу – все это должно стимулировать оставаться и возвращаться в республику. В этом году жилье построили для учителей, медиков, сельхозработников в селах. Для врачей в этом году еще и покупают 100 квартир. Предусмотрена и поддержка для молодых специалистов (педагогов): если в течение пяти лет после окончания университета или института устраиваешься работать в школу, оклад – если красный диплом – на 50% выше, если обыкновенный диплом – на 30%. Три года отработал молодой специалист, и мы стараемся вывести его на категорию, чтобы он не потерял в зарплате. И тем, кто учится по педагогическим специальностям, мы ежемесячно 2000 рублей к стипендии доплачиваем. Мы стараемся предусмотреть такие меры поддержки, чтобы завлечь к себе молодых специалистов.

Насколько востребована профессия педагога в принципе в республике, и как построена система педагогического образования? Ведется ли дальнейшее трудоустройство молодых учителей?

Учителя востребованы в республике. У нас достаточно остро стоял вопрос по учителям иностранного языка, математики, физики, русскому языку, литературе и начальной школы. ХГУ – университет классический, плюс к нам поступают выпускники не только Хакасии, а и из близлежащих регионов – юг Красноярского края, Тыва и т.д. Мы заключили договор с Красноярском, Новосибирском, Алтаем и стараемся, чтобы наши выпускники шли учиться по целевому договору и возвращались работать в республику.
Мы работаем с главами муниципалитетов. Нужны учителя, давайте пойдем в вузы, будем разговаривать, убеждать выпускников приехать в ваши МО, озвучивать какие льготы предлагаем, меры поддержки и т.д. Несмотря на то, что мы ведем достаточно серьезную информационную политику, где-то что-то пока проседает.

Как мы решили проблему с учителями начальных классов? Мы просто у себя открыли в техникумах группы учителей начальных классов на базе 9 классов и на базе 11 классов.
У нас выходит не просто учитель начальных классов, а учитель с правом преподавания английского языка. То есть учитель английского языка работает с 5-го по 11-й классы, а в начальной школе уроки английского языка проводятся выпускниками наших техникумов. Плюс мы открыли направление «Учитель начальных классов с правом преподавания физкультуры» и с правом преподавания хакасского языка. На базе 9-х классов в сельских техникумах стараемся делать так, чтобы они год-два проучились дома пока идут общеобразовательные предметы, подросли, а затем уже на 3-4-й курс приехали учиться в базовый техникум.

Так же мы решили вопрос по медицинскому персоналу (среднее звено). Студенты (первый курс после 9-го класса) обучаются в филиалах, подросли – и мы переводим в базовый техникум, где серьезные лаборатории, преподаватели. И с нашим ХГУ мы работаем в рамках сетевого взаимодействия по медицинским, педагогическим специальностям.

Дефицит педагогов каких направлений существует в республике?

Математика, физика, русский язык и литература.
У нас на уровне Минпросвещения ведется работа по оплате труда педагогов. Действующая сейчас подушевая система оплаты труда, с моей точки зрения, имеет больше минусов, чем плюсов. Мы тоже работаем в этом направлении. Средняя нагрузка у нас была по региону 1,58 ставки. Мы пытаемся «уйти» от такой нагрузки на 1,2 или 1,3 ставки, сохраняя при этом уровень заработной платы в соответствии с Указом Президента. Нас поддерживают в этой работе Глава республики, замглавы региона, я уверена, у нас все должно получиться.

Системная работа привлекает в профессию молодых учителей. У нас буквально четыре года назад возрастных учителей было около 50%. А на сегодняшний день у нас в школах – 26% специалистов до 35, и 25% – старше 55 лет. Самые молодые педагоги у нас работают с дошкольниками. Пришла молодежь в СПО и допобразование. Отрадно, что молодые педагоги уходить из школ стали значительно реже.

Как построена система повышения квалификации педагогов?

У нас есть республиканский, Хакасский институт развития образования и повышения квалификации и при нашем госуниверситете есть институт повышения квалификации. Но мы этим не ограничиваемся, у нас в госзадании всегда заложена сумма на повышение квалификации коллег. Каждый муниципалитет, каждая школа знают – они вправе выбрать любые курсы. Это их право. Кроме этого, мы пользуемся ресурсами Красноярского института, мы очень много учимся в Новосибирске, дружим с Тывой, активно учимся в Академии повышения квалификации в Москве.
Когда мы видим какую-то проблему, – спасибо тут всем институтам федерального уровня, которые дают нам результаты мониторинга, – мы уже понимаем, где и что у нас «западает». Так как мы учредители нашего Хакасского института развития образования и повышения квалификации, мы им тут же ставим задачу, которую нужно решить. Прекрасно, что у нас теперь практически во всех школах, благодаря ПН «Образование», есть возможность учиться и в режиме онлайн. Кроме того, наш институт активно привлекает к себе авторов учебников, ученых, известных экспертов в педагогике – и очно, и заочно.
Мы и сами, в министерстве, активно учимся. Не так давно все министерство проучилось в Москве в АПКПРО в рамках программы по повышению квалификации по работе с цифровыми технологиями. Успешно прошли итоговые испытания.

Вы часто в беседе упоминаете о том, что педагоги учатся и онлайн. Соответственно, интернет в республике позволяет такую форму обучения. При этом в Хакасии есть школы и в очень отдаленных районах. Как у вас было организовано дистанционное обучение во время пандемии?
Достаточно сложно, несмотря на то, что у нас интернет подведен практически во все школы за небольшим исключением, где у нас никогда не будет устойчивой интернет-связи. У нас одна средняя школа подключена через спутник, и у них идет очень дорогой интернет, и несколько маленьких без сети. Но в основном у нас везде устойчивая связь.

Но проблема не в этом, а в том, что не у всех детей есть свой компьютер или телефон с выходом в интернет, или если дома один компьютер и два ребенка, и мама «забрала» с собой телефон – это становится камнем преткновения для ребенка. Да и для детей с особыми образовательными потребностями дистант, удаленка – это не вариант. Этому ребенку нужны специальные методики. Поэтому мы давали задания либо на бумаге, либо в нарушение всех норм учили детей очно, в школе.

Существует ли внутри республики система повышения квалификации директоров школ?

В структуре ХакИПРо работает кафедра управления образовательной организацией для директоров и их заместителей, проводим не только квалификационные курсы, курсы по определенной проблематике, но и практико-ориентированные семинары.
Сейчас изменился закон о контрольной деятельности, в связи с чем появилось больше мероприятий, направленных на профилактику, предупреждение каких-либо нарушений. Поэтому работа отдела по надзору в сфере образования носит по большей части именно обучающий характер.

С отделом общего образования мы, как и Министерстов просвещения России, готовим для муниципалитетов информацию по результатам мониторингов, выезжаем в муниципалитет и в присутствии главы муниципалитета встречаемся с директорами и обозначаем болевые точки организации, делаем подробнейший анализ, почему у школы падают образовательные результаты, выстраиваем дорожную карту для исправления ситуации. У каждой школы все равно своя траектория движения, разные социально-экономические условия и т.д., республика не такая большая, и в принципе мы все школы знаем.

А для молодых директоров у нас есть месячный курс погружения (как правило в летний период в загородном лагере в течение двух недель идет полное погружение в должность). Участвует не только ХакИПРо, и минобр, но и опытные директора/практики.
У нас в министерстве очень хорошая команда, много молодежи, и, наверное, сочетание молодости и опыта и дает в итоге нужный результат.

Как в республике налажена система сетевого взаимодействия школ?

Сразу скажу, что не все школы пока вовлечены в нее, но мы такую сеть создаем.
У нас традиционно дружат школы городов Черногорска и Саяногорска. Это угольщики и алюминщики. У нас налажен сетевой обмен в части реализации общих программ, общих идей. Наши школы-новостройки, практически каждая, являются центром сетевого взаимодействия по какому-либо направлению. Наши школы, реализующие программы углубленного, профильного направлений, тоже являются центрами по взаимодействию. Одна из задач сетевого взаимодействия – это выстроить систему замещения учителей, которых не хватает в школах: учителя высокой квалификации преподают предметы в других школах в рамках сетевого взаимодействия.

Коррекционные школы у нас даже больше задействованы в сетевом взаимодействии, потому что учителей-дефектологов, учителей-логопедов, специалистов в той или иной области не так много. А тем более – сурдологов. Например, очень сильные педагоги-дефектологи в Черногорской коррекционной школе, у них даже дети, имеющие значительные проблемы по здоровью, через год работы получают потрясающие результаты. У нас есть сетевое взаимодействие между регионами. Мы очень сильно дружим с Тывой, у них очень интересный опыт работы государственного лицея.

На ваш взгляд, в ближайшие 2-3 года, какие основные направления в системе школьного образования требуют развития и/или корректировки?

Нужно все больше и чаще говорить о том, что профессия учителя очень важная и нужная. И чтобы наше сообщество тоже об этом говорило. Это в первую очередь.
Второе. Хорошо, что сейчас особое внимание к пединститутам. Я заканчивала Абаканский государственный педагогический институт, нас учили методике преподавания, нас учили быть классными руководителями, мы ездили в пионерский лагерь вожатыми, мы ходили на практику в школу. А сейчас из вузов выходит предметник – физик, математик, а вот этого умения работать с детьми и с родителями не хватает. Когда меня спрашивают, что самое сложное в работе в школе, я считаю – работа с родителями.

Беседовала Екатерина Терешатова



Хотите быть в курсе новых публикаций?

Подписывайтесь на рассылку от Директории

Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь с политикой конфиденциальности

Спасибо! Данные успешно отправлены.

Произошла ошибка при отправке формы попробуйте позже.

блог / Материалы от экспертов и практиков

Разработка учебных планов для реализации ФГОС в основной школе

В связи с переходом на новый ФГОС ООО разработка учебных планов вызывает определенные затруднения. Практические рекомендации по решению ряда типичных проблемных вопросов даны в статье кандидата педагогических наук, руководителя экспертного бюро «ПРО-сегмент» Галины Савиных. Предлагаем вашему  вниманию первую часть этого материала.

113

блог / Новости и события

Анонс журнала «Практика административной работы в школе № 4, 2022

Рубрика «Функционирование школы» свежего номера журнала «Практика административной работы в школе» в значительной части посвящена проблеме управления охраной труда. Открывает рубрику Положение о системе управления охраной труда, которое устанавливает требования к системе управления охраной труда, в том числе к проведению внутреннего производственного контроля соблюдения требований охраны труда.

46

блог / Материалы от экспертов и практиков

Как устроена кураторская методика и что она дает школе?

На эти вопросы ответили главный редактор журнала «Директор школы», доктор педагогических наук, профессор НИУ ВШЭ Константин Ушаков и директор МАОУ «Наро-Фоминская СОШ № 3 с углубленным изучением отдельных предметов» (Московская область) Эвелина Горбунова.

140

блог / Материалы от экспертов и практиков

Что показывает исследование социального самочувствия подростков в классе и как использовать эти данные?

Завершилась фаза пилотной апробации онлайн-инструмента «Диагностика социального самочувствия подростков в классе». Это продукт Директории и Издательской фирмы «Сентябрь», нацеленный на выявление удовлетворенности подростков школьной жизнью. В фокусе исследования – включенность ребят в социальные взаимодействия, уровень доверия в отношениях с одноклассниками и учителями, качество этих отношений.

425

блог / Новости и события

Анонс журнала «Практика административной работы в школе № 3, 2022

Третий номер журнала приходит к нашим читателям в начале мая, последнего месяца учебного года. Ученики стараются «подчистить» хвосты, чтобы получить хорошую оценку за год, выпускники, не поднимая головы, готовятся к ОГЭ и ЕГЭ, учителя готовят отчеты по итогам четверти и года, а у администрации школы наступает время планирования. Материалы свежего номера помогут членам педагогического коллектива в решении многих вопросов и проблем этого периода школьной жизни.

270