№5
Директор школы  №5 за 2024 год.
1
270
Персона грата

ЕГЭ: второй шанс или отмена? Интервью с В.Болотовым

Недавно группа депутатов предложила сдавать ЕГЭ только тем выпускникам, которые собираются поступать в вуз, а для тех, кто не собирается, попросту отменить. Также предложено дать возможность пересдать ЕГЭ второй раз в основной период. Депутаты аргументируют это тем, что зашкаливает уровень стресса учащихся, а также велики финансовые затраты родителей на подготовку к испытаниям. Многие вынуждены нанимать репетиторов. Комментарий на эту тему дал Виктор Болотов, профессор НИУ ВШЭ, академик РАО, человек, который в свое время был основоположником ЕГЭ в системе отечественного образования.

 

— Давайте попробуем для начала спрогнозировать, как может проходить сдача экзамена, выпускные испытания для школьников 11-го класса, если этот закон будет принят?

— Я напомню, для чего мы вводили ЕГЭ, кстати, по поручению правительства и Госсовета. Надо было дать возможность талантливым ребятам из провинции поступать в ведущие университеты Москвы, Санкт-Петербурга, других крупных городов. К моменту начала эксперимента с ЕГЭ ситуация была плачевной: выпускники из провинции, по сути дела, почти не имели шансов поступить в ведущие вузы. При вузах были платные подготовительные факультеты, расценки там были немаленькие. Тогда же были репетиторы, которые работали, как правило, в тех вузах, куда ребята собирались поступать, которые тоже были очень недешевые. Чтобы выравнять шансы для ребят из провинции, и вводился ЕГЭ.

Теперь по тем аргументам, которые привели депутаты. У нас два обязательных экзамена — математика и русский язык. Причем у математики два уровня — базовый и профильный. Напомню слова великого академика Михаила Ломоносова, который говорил, что математика ум в порядок приводит. И напомню, что русский язык — государственный язык Российской Федерации. Проверять уровень освоения этого языка — дело государственное. При сдаче русского языка до сих пор не вводят (хотя я об этом неоднократно просил филологов, но они сопротивляются) разделение на два уровня — базовый и уровень для будущих филологов. Эта проблема не решена. Филологи категорически не соглашаются с этим, но, может быть, как и с математикой, мы все же дойдем до разделения русского языка на базовый и профильный.

Разве депутаты не понимают, что математика работает на общее развитие, ее надо проверять, а не делать вид, как часто бывает: три ставим, два в уме? А русский язык? Тоже бог с ним? Остальные экзамены в форме ЕГЭ — для тех, кто собирается поступать в вуз. Они выбирают те предметы, которые нужны для поступления в конкретный вуз на конкретную специальность. Это их добровольный шаг. И никто всех детей хором не гонит на сдачу физики, химии, обществознания в форме ЕГЭ. Это выбор ребят.

Стрессы.

Любой экзамен — стресс. И вначале, когда вводили ЕГЭ, вместе с медиками проводили эксперименты в нескольких университетах, замеряли давление, пульс у тех, кто сдавал экзамен в обычной форме, и у тех, кто сдавал в форме ЕГЭ. Кардинальных отличий не нашли.

Вспомните себя, когда поступали в университеты, вы что, не волновались?

Число суицидов после несданных экзаменов и в советские времена было немалым. Поэтому это все только разговоры: «читать Пастернака не читал, но гневно его осуждаю».

— Почему, на ваш взгляд, ЕГЭ был воспринят столь негативно?

— Неправильная пиар-кампания. Что мы делали много лет назад? Мы брали интервью у ребят, которые из провинции поступали в ведущие вузы — в Бауманку, Физтех, Высшую школу экономики. Ребята откровенно говорили, что не рискнули бы поступать в эти ведущие вузы, особенно ребята из дальней провинции: билет на самолет или на поезд, надо жить как-то, и так далее, если бы не единый госэкзамен. Для них это шанс попасть в хороший вуз. Давайте поговорим с ними, против они ЕГЭ или за него. Когда во времена ковида встал вопрос об отмене ЕГЭ, — с медиками говорили, которые тоже высказывали обеспокоенность ситуацией, мы стали это обсуждать в медийном пространстве, и школьники-выпускники стали активно просить сохранить ЕГЭ. Помню письмо от одной девочки: «Я готовилась для поступления в университет два года. В нашем городе этой специальности нет. Что же мне делать? Ехать в этот город у нас нет денег, чтобы поехать и рисковать — поступлю или не поступлю без ЕГЭ. Давайте оставим ЕГЭ». Многие старшеклассники хотят оставить ЕГЭ, для них это шанс — одновременно поступать в несколько университетов на несколько направлений подготовки.

— Депутаты, которые продвигают это предложение, говорят, что это несовершенная система проверки знаний. А вдруг я такой везучий, что расставлю галочки там, где нужно?

— Депутаты явно не видели заданий на ЕГЭ. «В глаза не видел, но гневно осуждаю». На сайте ФИПИ в общей доступности лежат экзаменационные задания для ЕГЭ прошлого года. Пусть депутаты сядут и попробуют угадать ответы.

— Почему ребенок не может пересдать или сдать ЕГЭ несколько раз еще в основную волну?

— Давайте говорить по-честному про пересдачу, второй шанс. Про это говорили еще тогда, когда я занимался ЕГЭ, хотя в обычных государственных университетах никакой пересдачи экзаменов не было. Как сдал, так и сдал. Нервничал ты, переживал, билет не тот попался… значения это не имело.

Для второй пересдачи надо создавать новый комплект экзаменационных вопросов — на всю Россию, от Калининграда до Сахалина. Это недешево. И второе, это обеспечение работы пунктов проведения ЕГЭ. Не дать же это все на откуп университетам? Иначе получим то же самое, что было в 90-е годы. Школа заключает договор с университетом о дружбе и любви. В этой школе выпускные экзамены приравниваются к вступительным. Они сдают в школе экзамены, в комиссию входят преподаватели университета, и это автоматически считается вступительным экзаменом. Влияет это на неравенство при поступлении в вуз? Конечно.

Ведь не всякая школа могла договориться с вузом. А ученики даже из соседних школ должны были ехать в университет и поступать там. Еще один пример — подготовительные курсы. Откровенная реклама в публичном пространстве: кто не ходит на наши подготовительные курсы, у того нет шансов поступить на выбранное направление подготовки. Подготовительные факультеты были доступны только тем детям, которые в транспортной доступности жили. Даже из Московской области не наездишься на подготовительные курсы. Это тоже ситуация неравенства.

Каждый год были скандалы, связанные с нарушением правил приема в вузы, когда для «своих» детей создавали особые условия для сдачи экзамена.

До сих пор многие университеты вводят дополнительный экзамен, в результате которого некоторые «правильные» ребята сдают хорошо, а остальные не сдают или сдают не очень хорошо. Это продолжается до сих пор. Медицинские вузы в этом плане продолжают отличаться не в лучшую сторону.

Что еще было в те времена, кроме таких совсем наглых схем? Были сюжеты, связанные с тем, что за день до проведения вступительного экзамена звонят из приемной губернатора и говорят: обеспечь, чтобы эти ребята поступили. И диктуют список. Такое телефонное право и в советские времена было, не только в 90-е. Блатные ребята спокойно сдавали и получали хорошие баллы.

— Так все-таки, если подытоживать этот вопрос: нужна пересдача или нет? И что мешает ввести эту процедуру?

— Я за саму идею полностью, я уже говорил в прессе, что идею второго экзамена я полностью поддерживаю. Единственное, непонятно, из каких бюджетов финансировать эту пересдачу.

Экзаменационные билеты должны финансироваться из федерального бюджета, а вот пункты проведения — конечно, из регионального. Но не на деньги, подчеркну, тех, кто сдает второй раз! Были и такие проекты, и такие идеи высказывались: давайте сделаем второй экзамен платным для тех, кто хочет сдавать.

Я категорически против. Опять мы попадаем в ситуацию неравенства.

Хотя я знаю страны, где есть платная пересдача. То есть один раз ты получаешь комплект заданий и сдаешь, второй раз ты чувствуешь, что подготовился получше и готов сдать. Там стоимость на наши деньги — 500 рублей. Она символическая. Так называемая пошлина за бумаги, канцелярию.

— Как вы относитесь к предложению Рособрнадзора обнулять первые результаты ЕГЭ, если ребенок хочет пересдать экзамен?

— Я полностью поддерживаю то, что Рособрнадзор ввел практику обнуления. Не будут люди пытаться сдавать экзамен еще раз — а вдруг сейчас повезет? На везение уже рассчитывать не придется. Вот это правило серьезно уменьшит число детей, которые захотят сдать второй раз. Они делают достаточно ответственный выбор и осознают это. На самом деле как бывает: в первый раз сдавал — плохо себя чувствовал или «все знаю, а вот эту тему не знаю». Ну, бывает такое. И он пойдет пересдавать, потому что будет лучше себя чувствовать, а тему, которую не знал, может повторить. То есть для мотивированных детей это хороший повод для повторной сдачи. А для тех, кто, извините, на халяву хочет еще раз попробовать — вдруг лучше будет, а потом выберет тот результат, который больше устроит, это пустая суета. Поэтому я поддерживаю, что в этом случае отменяются результаты первого экзамена.

— Когда мы говорим о приеме в вузы, то надо учитывать, что ЕГЭ является одной из частей системы, и концентрироваться только на нем было бы не верно. Очень много ребят поступает по олимпиадам, талантливых ребят, которые уже весной, когда заканчивается олимпиадная пора, знают, что они поступают в вуз без экзаменов. И им нужно набрать на ЕГЭ, по-моему, всего 70 баллов по своему предмету, и им это легко…

— Конечно, ЕГЭ не единственный способ поступления в вузы, олимпиады тоже способ, которым пользуются. И вузы, Высшая школа экономики в частности, отслеживали, как первый год учатся ребята, которые поступали по ЕГЭ или по олимпиадам. Что было отмечено? Ребята, которые побеждали во всероссийской олимпиаде, хорошо сдавали первую сессию в вузах, но и те, у которых был большой балл по ЕГЭ, тоже, в общем, нормально сдавали первую сессию, то есть никаких разрывов не было. А вот с вузовской олимпиадой не все так просто. Каждый университет сам решает, засчитывать чужие вузовские олимпиады или не засчитывать. И вот мы в НИУ ВШЭ, к сожалению, очень многие олимпиады других университетов у себя не засчитываем, потому что у нас нет уверенности, что ребята сдавали сами.

— Если предоставить возможность учащемуся выбирать, сдавать ему ЕГЭ или традиционные экзамены, не получится ли так, что школы, чтобы снять нагрузку и стресс с учителей — ведь их тоже прессуют наличием или отсутствием высокобалльников на ЕГЭ, — будут стараться отговорить детей со средним уровнем знаний идти на ЕГЭ?

— Когда вводился ЕГЭ (и ОГЭ, кстати), в школах начали активно отговаривать ребят сдавать ЕГЭ: вы не сдадите, ваш уровень знаний не позволит вам пройти порог и т. д. И учителя активно работали с этим. Да, ЕГЭ в каком-то смысле способ проверки качества работы учителя: если у моего ребенка были пятерки, то почему он на ЕГЭ порог не преодолел?

Поэтому такая агитация за то, чтобы не сдавать ЕГЭ, была всегда. Часть школьников, по нашим опросам, на самом деле шли после 9-го класса в колледж, чтобы уйти от сдачи ЕГЭ в старшей школе. Но посмотрите, процент школьников, которые выбирают после 9-го класса не старшую школу, а колледжи, сегодня растет. Уже почти половина школьников после 9-го класса выбирают колледжи. Выборочно опрашивали этих ребят. Причина у большинства никак не связана с ЕГЭ: я хочу раньше встать на ноги, я хочу начать жить на свои деньги, замуж выйти или жениться и т. д.

— Одни из тех, кто против ЕГЭ, это школьные учителя, потому что уровень учителей далеко не всегда таков, что можно было бы подготовить своего ученика на высокие баллы, и дети вынуждены идти к репетиторам. Например, Москва достаточно долго уговаривала учителей, особенно старших классов, самим сдать ЕГЭ. Многие согласились, сдали, но далеко не у всех высокие результаты. В регионах тоже далеко не все учителя готовы сдать ЕГЭ на 100 баллов. Как здесь быть?

— Это отдельная история — учитель и качество его работы. Может ли он обеспечить всем детям поступление в ведущие университеты? На мой взгляд, нет! И это не только сегодня. Например, пособия для поступающих в вузы были всегда. Я в свое время, будучи аспирантом, работал по этим пособиям с выпускниками школ, решал с ними задачи из сборников вступительных экзаменов прошлых лет в ведущие университеты. И эта практика была всегда. Никогда школа не гарантировала поступление в ведущие вузы на элитные специальности, ну, кроме спецшкол, которых было очень мало.

Когда школу хвалят за 100-балльника, это некоторое лукавство. Потому что практически со всеми 100-балльниками отдельно работали либо репетиторы, либо родители, либо это большая активность самого ребенка, который умеет в интернете находить дополнительную нужную информацию. Сейчас есть сервисы в интернете, которые позволяют лучше узнать физику, химию, математику и т. д. Так что, если ты нормальный ученик, мотивированный и учишься в нормальной школе, набрать 60–70 баллов ты вполне можешь.

От редакции: интервью подготовлено Екатериной Терешатовой по материалам программы «Родительский вопрос», которая вышла на радио «Комсомольская правда» 17 марта 2024 года. Ведущие — Александр Милкус и Мария Боченина.   

Другие статьи
Из этого номера
  • Из этого номера
  • Выбор редакции
Еще