Образование для человека или?..

1273

Слабунова Эмилия Эдгардовна

Слабунова Эмилия Эдгардовна
Опубликовано 21 марта 2024

Все мы хотим, чтобы наши дети жили счастливо и смогли состояться в жизни. И вроде бы в этом детям может помочь образование. Почему же внимание педагогов редко концентрируется на жизненном пути учеников? Почему главной целью образования не стало познание каждым ребенком самого себя, осмысление своего настоящего и будущего? Нет ли здесь парадокса, который говорит о фундаментальной слабости сложившегося подхода к выстраиванию содержания образования?

С этих вопросов начался наш разговор с кандидатом педагогических наук, заслуженным учителем России, депутатом Законодательного собрания Республики Карелия Эмилией Слабуновой.

IMG-20240315-WA0007.jpg

Эмилия Слабунова. Фото из личного архива

— Парадокс, безусловно, есть. Очевидно, что в мироздании есть природа, общество и человек. При этом природа и общество являются объектом изучения в школьные годы, а сам человек — нет. Даже если мы возьмем гуманитарные дисциплины. Что изучается на гуманитарных предметах? То, что создано разными авторами — писателями, художниками. И кое-где вкрапляются элементы творчества. Но сам человек объектом познания не является ни в одном из школьных предметов.

На уроках истории дается оценка историческим деятелям, партиям, социальным группам и иным субъектам общественно-политической деятельности, но нет предмета, на котором можно научиться самоанализу, самооценке поступков и их последствий. А уроки математики при том, что в программу введены теория вероятности и статистика, не дают понимания мира как вероятностного с возможными разными сценариями жизненного пути как персонального, так и общечеловеческого.

Эта ситуация — наследие промышленной эпохи, в которую складывалось массовое образование. В тот исторический период рационализм  настолько овладел умами людей, что человек сконцентрировался на внешнем мире в гораздо большей степени, чем на самом себе.

Но сейчас время уплотняется, насыщается глобальными, драматическими событиями. Много ситуаций, которые развиваются непредсказуемо и возникает чувство тотальной незащищенности. Следствием давления среды нередко становится потеря уверенности в собственных силах, повышенная тревожность и нервозность, депрессия.

Сегодня развитие собственного ресурса, обретение внутренней силы — это вопрос выживания человека. Поэтому познание человеком самого себя, на мой взгляд, должно стать сердцевиной  содержания образования.

— Школа меняется. К примеру, теперь в школах больше внимания уделяется профориентации. В некоторых школах учителя начинают задумываться о влиянии на социальную активность детей, побуждать ребят к размышлению о том, насколько их удовлетворяют их отношения со сверстниками и взрослыми. Хотели ли бы ребята, чтобы у них стало больше друзей и что они могли бы для этого сделать? Возможно, скоро появятся проекты, в которых старшие подростки будут продумывать примерные сценарии своей будущей семейной жизни. В каком возрасте они бы хотели создать семью? Что должно быть в основе их семьи: любовь или что-то еще? Близость ценностей и жизненных устремлений? Материальный достаток? Сколько у них будет детей? И что они будут делать, если реальность в чем-то не совпадет с их планами? Конечно, пока такие процессы можно представить лишь в единичных школах. И уж совсем мало школ, где всерьез ставится вопрос жизненного, а не только профессионального самоопределения: реализация в какой жизненной сфере (сферах) станет для тебя приоритетной: семья, профессия, гражданское служение, общение, досуг и увлечения?.. И все же изменения происходят. Как вам видится, мы движемся в направлении выравнивания баланса между изучением природы, общества и человеческим самопознанием?

— Еще нет. Мы только приходим даже не к пониманию, а к ощущению, наитию, что это важно и нужно. Наше образование остаётся предметоцентричным. Школа все еще мало работает на знания и  компетенции, которые необходимы для самопознания.

Скажем, психологическое знание, практически, не представлено в содержании образования. Работая в системе повышения квалификации, я обращала на это внимание директоров и заместителей директоров. Особенно с того момента, как появился курс «Основы безопасности жизнедеятельности». После курса основ безопасности жизнедеятельности (ОБЖ) ребенок скорее останется с выводом, что самое страшное — опасности внешнего мира, нежели с пониманием того, сколь опасны для судьбы могут быть собственные страхи, комплексы, переживания, неуверенность и непринятие себя. А ведь ребёнку надо научиться обращаться с негативными переживаниями. Я давно поняла, что детям это очень нужно.

Расскажу вам одну историю, которая навсегда запечатлелась в моей памяти.

До прихода в лицей я 10 лет проработала в системе профессионального образования. В петрозаводском строительном техникуме я вела занятия у второкурсников, которые пришли в техникум с базой девяти классов. По школьным меркам это был возраст одиннадцатиклассников. Как-то я дала ребятам задание, в котором им надо было о чем-то расспросить родителей. И один из моих учеников с печалью обмолвился о том, что его родители в последнее время часто ругаются. Я почувствовала, что он выплеснул накопившееся, и задала вопрос: «Дима, а сколько лет твоим родителям?» – «40-42, — говорит. — А почему вы спрашиваете про возраст?» Я продолжаю: «Знаешь, не суди родителей строго, у них сейчас очень серьёзный период в жизни. Они проходят кризис середины жизни — один из самых сильных возрастных психологических кризисов. Это время, когда человек переосмысливает всё в своей жизни. Правильно ли он выбрал образование? Профессию? Спутника или спутницу жизни? Круг друзей?.. И вы сейчас тоже на пороге очень серьёзного психологического кризиса — кризиса юности. У вас начинается период, когда идёт выбор именно по всем этим позициям. Вы выбираете профессию, друзей, образ жизни. И получается, что в ваших семьях этим два кризиса накладываются друг на друга, кризис юности, в который вы вступаете, и кризис середины жизни у родителей. Именно поэтому возникают конфликты. Вы выбираете профессию, а папа переживает, ту ли профессию выбрал он. Нередко папа или мама, желая уберечь вас от ошибок, пытаются навязать выбор, исходя из своего опыта. Или вы приводите девушку знакомиться с родителями, а девушка им не нравится, потому что у них самих происходит переосмысление собственного выбора…» Знаете, я до сих пор прекрасно помню реакцию ребят на те мои размышления. В аудитории стояла удивительная тишина. Я почувствовала  всю аудиторию как губку, которая жадно впитывала каждое мое слово. Ребятам хотелось узнавать об этих жизненных закономерностях больше и больше. Мне пришлось всю перемену рассказывать о возрастных кризисах. О том, что они бывают у каждого человека, и не нужно этого пугаться, не надо рассматривать кризис как трагедию, а надо уметь с этим работать.

— Я знаю, что вы начали разработку нового курса «Человекознание» (с описанием структуры курса можно ознакомиться здесь), который, как я понимаю, должен способствовать гуманизации школьного образования. Но ведь научить человека справляться с жизненными задачами — очень сложная, комплексная задача. Ее не решить одним новым курсом.

— Я понимаю, что эта цель не достигается только изменениями в содержании образования. Должны измениться взаимоотношения учителей и детей, сама организация образовательного процесса должна стать другой. Например, необходимо существенно расширить возможности выбора для ребенка.

Когда я работала руководителем лицея, создание поля выбора было предметом отдельного  управленческого и педагогического проектирования. Ребенок в этом поле оказывался еще до того, как он становился лицеистом. Ребята, которые собирались поступать в лицей, посещали школу будущих первоклассников «Малышок», и там они могли выбрать своего учителя, к которому хотели бы прийти в первый класс. Занятия в школе «Малышок» вели разные учителя. Дети знакомились со всеми учителями, и если с кем-то из педагогов у ребенка находилось «созвучие», мы старались сделать так, чтобы мальчик или девочка в дальнейшем пришли к этому учителю.

На протяжении всей школьной жизни ребёнку предоставлялось много разных выборов. И ученик мог самоопределиться: что мне нравится и что не нравится, чем я хочу заниматься, чем не хочу. Вплоть до уроков физкультуры на старшей ступени, где тоже был выбор: можно было заниматься спортивными играми, фитнесом, плаванием или общефизической подготовкой.

В таком пространстве идет фактически непрерывно процесс самоопределения и самопознания. Человек привыкает к выбору, выбор становится его потребностью.

И школьный уклад, и пространство выбора, и воспитывающие отношения — это всё вместе создаёт ту среду, в которой происходит формирование человеческой субъектности.

— В чем здесь роль «Человекознания»?

— Вводя такой курс, директор школы делает важный акцент для педагогического коллектива: в нашей школе в фокусе образования находится не общество, не природа, а сам человек. Как следствие, в других предметах антропологическая составляющая начнёт усиливаться.

Это скажется и на воспитательной деятельности. В содержании курса есть, к примеру, модуль «Человек в этносе». Тоже ведь парадокс. У нас многонациональная страна, а возможность познакомиться с многообразием культур в школе минимальна. Где школьнику, который живет в Омской области, понять, что из себя представляет культура Коми или культура удмуртского народа?  

У всех народов есть обряды, которые сопровождают человеческую жизнь: приход человека в этот мир, создание семьи, уход из этого мира. Какую роль играют традиции в жизни народа? Чем они отличаются и что в них общее?

Осмысление своей национальной культуры и знакомство с культурами других народов способствует развитию способности понимать и принимать самых разных людей, с которыми человеку предстоит встречаться, общаться, договариваться.

— Ваш курс включает разные сферы взаимодействия человека с миром, с пятого класса до одиннадцатого. Почему в пятом классе вы начинаете с раздела «Человек творец»?

— Пятый класс — время, когда ребята переходят из начальной школы в основную школу. Количество учебных предметов существенно возрастает. Как не потеряться в этом многообразии? На мой взгляд, на этом переходе важно осознать, что по большому счету у  человека есть только два пути: путь созидания и путь разрушения.

Это проявляется везде. Возьмем отношение к природе. Есть люди, которые эксплуатируют природные ресурсы до полного истощения, наносят природе большой вред. И есть люди, которые стараются сохранять природу.

Точно такое же различение мы можем провести в культуре, в межличностных отношениях. На огромном количестве примеров можно показать, как люди создают, строят эти отношения и как они их разрушают.

Перед каждым взрослеющим человеком встает этот глобальный выбор: буду я идти по пути созидания, приращения в мире всего позитивного, дружественного, беречь природу, культурные ценности, отношения с близкими людьми или я выбираю противоположный путь?

— В содержании курса много психологических знаний?

— Психология присутствует в шестом и в девятом классах. Шестой класс — это период, когда в организме активизируются гормоны и под их действием перестраивается вся эндокринная система. Повышаются агрессивность и конфликтность.

В это время важно заложить знания основ психологии, чтобы ребёнок узнал, как, к примеру, можно сладить со своими эмоциями, как обуздать гнев, агрессию, предупредить конфликты.

В девятом классе изучение психологии способствует выходу на новый уровень понимания того, что такое психическое здоровье, эмоциональный интеллект, как справляться со страхами, комплексами, не поддаваться унынию.

Почему в этом возрасте нередко случаются суициды? Потому что зачастую у ребёнка складывается впечатление, что только у него такие проблемы, а у остальных всё прекрасно. Подростку важно знать, что есть типичные для его возраста сложности.

Все их переживают, и есть способы преодолевать эти трудности. Этому можно научиться.

Я пока не ставила себе задачи детально проработать каждый раздел курса. Мне на этом этапе хотелось бы получить обратную связь, понять, как к этой инициативе отнесутся коллеги-педагоги. Найдет ли эта инициатива позитивный отклик в педагогической среде.

P. S. От редакции. Предлагаем считать это интервью приглашением к разговору о целях современного школьного образования. Для начала просим вас ответить на несколько вопросов по теме.

1.     Должны ли главные цели общего образования заключаться в том, чтобы помочь человеку познать самого себя, раскрыть свой потенциал и жить счастливо? Или основные цели должны быть иными?

2.     Система общего образования сейчас в основном работает на те цели, на которые вы хотели бы, чтобы она работала, или есть слишком сильное отклонение в направлении каких-то иных целей?

3.     Если вы считаете, что проблема выравнивания баланса между желанными и реализуемыми целями есть, то могло бы стать введение курса «Человекознание» реальным шагом к решению этой проблемы?

Ваши ответы просим разместить в анкете с указанием имени и адреса электронной почты (они могут быть опубликованы только с вашего согласия – после предварительного согласования с вами).

 

Хотите быть в курсе новых публикаций?

Подписывайтесь на рассылку от Директории

Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь с политикой конфиденциальности

Спасибо! Данные успешно отправлены.

Произошла ошибка при отправке формы попробуйте позже.

блог / Материалы от экспертов и практиков

Техники для хорошего самочувствия

Иногда интенсивно работающие, успешные руководители начинают чувствовать апатию, безразличие к близким, раздражительность. Подобные симптомы могут быть последствием длительного стресса. Как управленец должен вести себя, чтобы не выгорать при сверхнагрузках, сочетать успешность и высокое качество жизни?

Для компенсации стресса можно использовать элементы восточных практик – те, что имеют под собой нейрофизиологическую почву. Так считает тренер-консультант Алексей Щавелев, который работает на стыке древних традиций и современной нейрофизиологи, применяя только то, под чем есть научное обоснование. Алексей изучил наработанные веками техники и переложилих на современную европейскую реальность – с учетом нашего ритма жизни, современного мировоззрения, дефицита времени.

Опыт осмысления и адаптации восточных практик А. Щавелев описал в серии публикаций, где рассказал о физиологических механизмах воздействия стресса на человеческий организм, поделился методикой самодиагностики, а также практическими рекомендациями, как нормализовать свое состояние и предупредить негативные последствия. Предлагаем вашему вниманию фрагмент его публикации с описанием практик, которые можно использовать для ежедневной саморегуляции.

555

блог / Материалы от экспертов и практиков

Методическая работа в школе: в чем ее суть?

Методическую работу часто отождествляют с наращиванием профессионального мастерства учителей. Но ведь для этой деятельности есть отдельное название — повышение квалификации, которое бывает как внешним, так и внутришкольным. Методическая работа и повышение квалификации — не одно и то же. В чем же принципиальное различие? Вопрос далеко не праздный. Не понимая сущности и специфики процесса, мы не сможем его реализовать качественно.

В этой связи особый интерес представляет позиция профессионала, который обладает большим опытом погружения в предмет, причем с разных позиций: учителя, методического работника, директора лицея, преподавателя системы повышения квалификации, ученого. Мы попросили кандидата педагогических наук, Заслуженного учителя России, депутата Законодательного собрания Республики Карелия Эмилию Слабунову рассказать о своем понимании сути методической работы. В чем ее назначение и содержание? Ответ был дан в первой части интервью, которую мы предлагаем вашему вниманию.

894

блог / Материалы от экспертов и практиков

Как мотивировать учителей к учебе

В предыдущем материале учитель русского языка и литература Ольга Коростелева рассказала о своем опыте освоения и реализации кураторской методики на позиции куратора. Апробация нового инструмента оказалось непростым переходом от отторжения к принятию. А сейчас мы предлагаем взглянуть на этот процесс с другой стороны — с ракурса коуча, который ведет учебный курс для кураторов. О своих секретах преодоления сопротивления, включения в обучение и увлечения коллег инструментами коучинга рассказывает сертифицированный коуч ICF, администратор курсов «Академии Директории» Мария Кожарина.

1139

блог / Материалы от экспертов и практиков

Искусство задавать вопросы, умение молчать и другие навыки куратора

Один из способов оценить методику — услышать мнение коллеги, освоившего ее на практике. Поэтому тем, кто раздумывает о внедрении кураторской методики в своей школе, может быть полезен рассказ учителя русского языка и литературы МОУ «Приозёрная средняя общеобразовательная школа» поселка Приозёрный (Надымский район, Ямало-Ненецкий автономный округ) Ольги Коростелевой, которая с нуля осваивала функции куратора. Опыт оказался для нее новым, непривычным, но интересным и ценным.

1197

блог / Материалы от экспертов и практиков

Опыт запуска Lesson Study. Часть 1. Подготовительный этап

Методики, позволяющие в процессе повседневной работы повышать педагогическое мастерство, становятся все более популярными. Об одной из них, Lesson Study, слышали многие, но пока она не очень распространена в России. А вот в Казахстане эта методика пришла во многие школы, и мы попросили коллегу из города Атбасар поделиться опытом внедрения инновации.

По нашей просьбе заместитель директора по учебной работе школы № 3 Татьяна Торговкина подготовила большой материал, который мы публикуем по частям. В первой части рассказывается о подготовке к запуску методики Lesson Study. На этом этапе управленцы школы эффективно проделали непростую работу по вовлечению учителей в процесс изменений с использованием методики ADKAR.

1256