Проект социального воздействия в образовании, или Как соединение разных форматов повышения квалификации привело к эффекту синергии

447

Витковский Анатолий Петрович

Витковский Анатолий Петрович
Опубликовано 15 марта 2022

Два с половиной года назад стартовал первый российский проект социального воздействия в образовании. Цель — улучшение образовательных результатов в 27 школах Хангаласского улуса (одного из муниципальных районов Якутии).

Сразу поясним, что в мировой практике реализация проектов социального воздействия рассматривается как способ обеспечить наилучшие результаты практически в любой отрасли социальной сферы в относительно короткие сроки с минимальными издержками. Заказчиком подобной деятельности выступает государство. Оно определяет оператора, который находит инвестора, исполнителя, привлекает независимого оценщика для оценки результатов. В нашем случае оператором была определена государственная корпорация развития ВЭБ.РФ , а исполнителем — Институт образования Высшей школы экономики.

Согласно условиям, регион оплачивает реализацию проекта только в том случае, если запланированный результат будет достигнут. То есть проектная команда должна найти методы, которые позволяют практически гарантированно улучшить образовательные результаты на большой территории. И добиться этого улучшения надо было всего за три года. Срок завершения проекта — сентябрь текущего года.

В прошлом году был проведен мониторинг промежуточных результатов, который показал, что у проектной команды есть все основания рассчитывать на конечный успех. Как, за счет чего исполнителям проекта в условиях пандемии удалось приблизиться к достижению чрезвычайно амбициозной цели? Об этом подробно рассказывается в новой публикации интерактивного пособия «Развитие образовательной организации». Здесь мы отметим только, что проектная команда развернула деятельность одновременно по целому ряду направлений, работа велась со школьными руководителями, учителями, слабоуспевающими детьми, олимпиадниками, родителями. И в ходе реализации проекта была создана новая модель профессионального развития учителей, которая принципиально отличается от традиционных курсов повышения квалификации. Предлагаем вашему вниманию фрагмент публикации, где описываются основные этапы создания этой модели.


IakytiaProekt.jpg 

Фото с сайта

…В конце 2020 года в проектной команде сложилось понимание, что «в Якутии многие учителя математики сильны в области знания предмета. А вот с методической подготовкой местным педагогам нужна была помощь». Было принято решение радикально усилить направление методической подготовки. 

Мастерские для педагогического десанта 

В январе 2021 стартовал первый большой образовательный трек для учителей. 

Ростислав Горбовский, исполнительный директор проекта:

— Мы оформили его как курс повышения квалификации. Но это было формальное название. В действительности обучение строилось на принципиально других основаниях, чем традиционные ПК, от которых мы полностью отказались. Со стартом этого курса методическая работа с учителями стала проводиться постоянно, а не в рамках, например, 36 часов. Это первое важное отличие. Второе: работа выстраивалась в формате педагогических мастерских в неразрывной связи с практической деятельностью. 

Анастасия Рыбалкина, методист-наставник проекта, ведущий эксперт Института образования ВШЭ:

— Бесполезно рассказывать, как играть на фортепиано, человек от этого не научится на нём играть. И школьным предметом не получится овладеть по-настоящему, если все время только слушать объяснения учителя и ничего не делать самому. В точности то же можно сказать о курсах повышения квалификации: чтобы что-то понять, учителю нужно получить возможность это что-то попробовать, прочувствовать, нужно самостоятельно поосваивать неизведанное поле, ошибиться, обнаружить ошибку, осознать трудности, сопоставить свои представления об объекте и реальности. Эффективнее всего, когда учителя могут сами пережить процесс создания занятия от и до, ответив прежде всего на вопросы: зачем это занятие, эта тема, это знание вообще нужно, почему именно сейчас, и если сейчас, то какие вопросы нужно задать ученикам, чтобы они могли над этими вопросами поразмышлять, а не просто сыграть с учителем в угадайку? Поэтому и был выбран формат мастерских. 

На педагогических мастерских педагоги начали учиться проектировать и тут же проводить образовательные события разного масштаба: от урока до Школы роста, а теория давалась между делом.

Школа роста — это полное — с освобождением от уроков на весь день — трех- либо пятидневное погружение в предмет в начале и в конце учебного года, она была открыта для отстающих ребят на первой стадии реализации проекта.

ШколаРоста.jpeg

Школа роста начала работать. Фото из личного архива Татьяны Ишмуратовой, одного из экспертов проекта социального воздействия

Анастасия Рыбалкина: 

—   Важно было совместно с коллегами под руководством мастера пройти весь процесс: спроектировать, потом спланировать занятия, подобрать материалы, потом отыграть самые важные моменты занятий на самих себе и только потом пойти к детям. Что значит отыграть на себе? Это такая генеральная репетиция: один учитель проводит, скажем, 15–20 минут какой-нибудь ключевой или сложной части занятия, а остальные пытаются представить себя учениками (например, кто-то пытается посмотреть на процесс глазами условного троечника, а кто-то — примерить на себя роль условного отличника). Быть профессиональным учеником крайне сложно, особенно учителям. Им трудно обнулиться до позиции ученика, а без этого не возникает понимания, что урок может пойти не так, как ты представил его в своей голове. Большинство педагогов сконцентрированы на текучке, им некогда рефлексировать, а потому многие дела делаются не так качественно, как могли бы. Большая часть уроков проходит по учебнику, без восстановления смыслов, которые были заложены автором учебного пособия (если вообще были заложены). Очень хотелось сломать такую систему и предложить иной подход. Но сразу работать с иным подходом к уроку слишком сложно психологически: сила привычки велика. Другое дело — апробировать новый подход при разработке образовательного события непривычного формата, например, при проектировании Школы роста. Это работа с нуля, где можно было позволить себе побыть не понимающей, где все были на равных, в начале пути.

На запуске курса его инициаторы постарались охватить педагогическими мастерскими как можно больше педагогов и ввели высокие требования к обучающимся. Это было сделано специально, чтобы остались самые мотивированные и упорные, на которых можно было опереться при организации работы с детьми в очных форматах и при проведении дальнейших преобразований в системе образования улуса.

Многие отсеялись, но не все. Среди обучающихся выделились энтузиасты, которые, несмотря на сильную загруженность, охотно включались в мероприятия проекта. В проектной команде этих людей назвали нашим педагогическим десантом.

Ключевое событие 

К 2021 году подтвердилось на практике, что у детей, заинтересованных в улучшении академической успеваемости, и у олимпиадников разная мотивация и работать с ними надо по-разному. Поэтому Школа успеха разделилась на два направления: Школу роста второй ступени — для учеников, освоивших предметную базу и стремящихся к высоким результатам, и тьюторскую программу для олимпиадников.
Как и Школа роста, Школа успеха основывалась на глубоком погружении в предмет, но предназначалась для другой категории детей: для тех, кто готовится к олимпиадам или настроен на высокие результаты.

Таким образом, уже существовавшая до этого Школа роста, ориентированная на отстающих детей, стала двухступенчатой по сложности.

В 2021 году вторую ступень весенней Школы роста провели методисты проектной команды. Первую ступень учителя из педагогического десанта готовили непосредственно в рамках обучения на методическом треке. 

Светлана Гольцер, методист-наставник проекта, ведущий эксперт Института образования ВШЭ:

— С утра у меня шли занятия с детьми, обучающимися на второй ступени (обучение проводилось на базе одной из школ улуса), и я приглашала на эти занятия учителей. Занятия заканчивались в два часа дня. Ребята уходили, а мы с учителями оставались, обсуждали, как все прошло, что из этой практики можно взять в программу первой ступени. То есть учителя смотрели, что делаю я, брали некоторые форматы и наполняли новым содержанием. 

Вот оно — обучение в неразрывной связи с практикой! При этом методическая поддержка была именно поддержкой в полном смысле этого слова. 

Светлана Гольцер:

— Я убрала свою экспертность, оценочную позицию и полностью превратилась в тьютора. Поддерживала все, что делали учителя. «Я сегодня сделал вот так, правильно?»  —  «Да, классно! Делайте, пробуйте, это очень важно». То есть я принимала все инициативы учителей, показывала в формате открытых занятий с детьми, что делаю я, предлагала свое, они начинали верить мне, верить в себя и на этой вере продвигаться вперед. Понимаете, учителя — это люди, которых все время кто-нибудь оценивает и критикует. Убираешь эти негативные вещи, предлагаешь интересные форматы — и они начинают жить.

Обе ступени были реализованы успешно. 

Ростислав Горбовский:

— Весной Школа роста сложилась как ключевое мероприятие проекта. Оно стало таковым и для детей, и для учителей. Ребята подтягивали базовые знания и получали сильный импульс к улучшению образовательных результатов. А педагоги отрабатывали новые походы, методы, форматы. Учителя радовались, когда удавалось сообща разработать интересное мероприятие. Говорили, что наконец-то мы объединили усилия — это так здорово! Это как глоток свежего воздуха.   

WhatsApp Image 2022-03-14 at 21.38.41 (1).jpeg

Занятие в Школе роста. Фото из личного архива Татьяны Ишмуратовой

Светлана Гольцер:

— Школа роста совершенно точно дает хороший эмоциональный заряд. Она помогает ребенку поверить в то, что он может разобраться в предмете, что он соображает, что он кому-то нужен. А вот после школы начинаются рутинные процессы, и дальше все зависит уже от этой рутины. Как она устроена? Если учитель относится к ребенку как к слабому, беспомощному, неразумному ученику, позитивный заряд быстро улетучивается. В наших школах, к сожалению, мало веры в детей. Поэтому и необходима длительная, регулярная методическая работа с учителями, направленная на формирование особой педагогической позиции.

А что опыт совместного проектирования дает учителям (помимо наращивания методических компетенций)? 

Анастасия Рыбалкина:

— Такое масштабное, сложно организованное событие трудно сделать в одиночку. А ещё тяжело работать без надежных, разделяющих твои взгляды соратников. Педагогические мастерские, в отличие от демонстрационных открытых уроков, — это реальная работа, где учителя узнают про себя, что кому по силам и чему ещё нужно поучиться, осознают, что такое ответственность, взаимная поддержка, и начинают видеть в коллегах единомышленников.

«А дети-то у нас говорящие!»

Параллельно шла работа по направлению «Эффективная школа». Там «выстрелила» технология исследования урока Lesson Study.

Елена Климова, преподаватель курсов повышения квалификации Института образования ВШЭ, эксперт проекта социального воздействия:

Направление «Эффективная школа» было запущено с целью повышения кадрового потенциала улуса: как управленческих команд, так и учителей. В рамках «Эффективной школы» педагогов учили современным технологиям: формирующему оцениванию, дифференцированному подходу и другим.

— Молодые учителя сразу охотно включились в обучение, а у стажистов на первых порах настрой был таким: «ох, ну надо, так надо». Но когда педагоги начали применять активные методы на своих занятиях и увидели, что, оказывается, «дети-то у нас говорящие, даже слабенькие заговорили», и у стажистов загорелись глаза. 

Для тех, кто с этой технологией незнаком, поясним вкратце, как устроена Lesson Study. Группа учителей совместно разрабатывает сценарий урока, ориентируясь на решение актуальной проблемы или на освоение новой методики. Тут же в классе выбираются три ученика из категории сильных, средних и слабых и формулируются ожидания, как урок должен повлиять на каждого из этих трех. Кто-то из группы проводит занятие, а трое коллег наблюдают за реакциями избранных учеников. Вдобавок к этому с каждым из трех учеников проводится интервью, как этот урок прошел для него. Затем идет рефлексия и в сценарий вносятся коррективы. 

LessonStudyRasr.jpeg

Разработка урока с помощью технологии Lesson Study. Фото из личного архива Елены Климовой

Почему исследование урока быстро и хорошо пошло в школах Хангаласского улуса? Одна из причин — в особенности национальной культуры и менталитета местных жителей, которые склонны к совместной деятельности. На севере в одиночку выживать трудно. 

К концу первого года обучения на курсе выделились команды-лидеры. Тон начала задавать Покровская школа (школа № 4 города Покровска). 

Раиса Черняк, заместитель директора по учебно-методической работе СОШ № 4 г.Покровска:

— Когда мы узнали, что анализ урока должен идти 45 минут, пришли в недоумение: о чем можно говорить 45 минут? Но когда стали проводить первый анализ, нам 45 минут не хватило, потому что каждый учитель хотел рассказать, что он запланировал, какие у него были ожидания от детей и что получилось на самом деле. 

По завершению годового цикла в Покровской школе провели методический день и рассказали коллегам о Lesson Study. Большинство (!) коллег заинтересовались и включились в проект. 

Осенью 2021 был запущен масштабный курс по Lesson Study, на который пришло уже 17 школьных команд. 

LessonSdudy3.jpeg

Очный урок, разработанный с помощью технологии Lesson Study.

На заднем плане коллеги наблюдают за реакциями конкретных учеников на действия педагога, который ведет занятие. Фото из личного архива Елены Климовой.

Елена Климова:

— Я была руководителем курса, а 7 наиболее продвинувшихся в освоении Lesson Study якутских педагогов помогали мне в качестве кураторов команд. Еженедельно у меня с кураторами проводились планерки: обсуждали, как идет работа в конкретных школах, что западает, чем мы можем помочь. У нас получилась очень хорошая, сплоченная команда.

DistYrok1.jpg

Дистанционный урок. Фото из личного архива Елены Климовой

Эффект синергии

В октябре две проектные линии — наращивание методических компетенций учителей и освоение технологии исследования урока — сблизились и тесно переплелись: проходящие методическую подготовку учителя начали применять новые знания на мероприятиях по освоению и внедрению Lesson Study.

LessonStudyObsyj.jpeg

Обсуждение проведенного урока. Фото из личного архива Елены Климовой

Это объединение дало эффект синергии. 

Ростислав Горбовский:

— Раньше в ходе освоения Lesson Study улучшения происходили только в отдельных аспектах работы учителей. Подходы к ведению урока за редким исключением принципиально не менялись, прорыва в качестве преподавания не происходило. Почему? Школы маленькие. Когда в школе в лучшем случае два учителя математики, им сложно научиться друг у друга чему-то такому, за счет чего можно совершить прорыв. Когда же овладение Lesson Study соединилось с методической подготовкой, это позволило вывести работу с учителями на другой уровень.

Якутия1.jpg

Участники тематического интенсива, проведенного в рамках проекта социального воздействия. Фото с сайта

Что изменилось? Обучение стало идти в два этапа, причем на второй стадии одновременно происходило распространение новых знаний в школьных коллективах. 

Ростислав Горбовский:

— Сначала учителя изучали новые методы преподавания. К примеру, наш методист приходит на занятие и говорит: «Мы с вами прошли такие-то теоретические блоки, а теперь расскажите, как бы вы провели занятие по теме "Точка и прямая"». Несколько учителей рассказывают. Методист уточняет: «Все бы так сделали?» – «Все». – «А вы сами поняли суть темы из этого введения?» – «Да как-то не очень ясно». – «А если попробовать вот так?..» Методист излагает альтернативный вариант, и в конце раздается возглас: «Так вот как надо было! А мы 10 лет делали по-другому и удивлялись, почему не понимают!» А дальше происходит вот что. Ознакомившись с эффективным способом подачи нового материала, учитель приходит на другую мастерскую, где школьная команда осваивает технологию Lesson Study, и предлагает: «Мы на методическом занятии применили такой-то метод, давайте используем его на уроке, который сейчас разрабатываем». 

Таким образом, учитель получил хороший инструмент для распространения новых знаний в своем коллективе... 

 P. S. Полная версия публикации о якутском проекте социального взаимодействия в образовании состоит из двух частей. В первой части рассказывается о стадии запуска проекта, вызовах, с которыми столкнулась проектная команда практически на самом старте, и первых шагах по преодолению возникших трудностей. Вторая часть посвящена выработке результативных подходов в работе с учителями и детьми, а также другим направлениям проектной деятельности и ее промежуточным результатам.

Напоминаем, что у вас есть возможность ознакомиться с двумя публикациями пособия «Развитие образовательной организации» без покупки подписки. Это можно сделать всего в несколько кликов. Подробнее в инструкции ↓

———

Инструкция:
.

2. Мышкой немного прокрутите (в направлении предшествующих публикаций) материалы  на открывшейся странице до появления окошка «Ознакомительная подписка» и кликните на кнопку «зарегистрироваться».

registraciya.png

3. Введите данные в поля «почта», «пароль», «имя» и снова кликните на «зарегистрироваться».

4. Всё — доступ к материалу получен. Его название — перед вами. Теперь можно кликать на название, и статья откроется.

Хотите быть в курсе новых публикаций?

Подписывайтесь на рассылку от Директории

Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь с политикой конфиденциальности

Спасибо! Данные успешно отправлены.

Произошла ошибка при отправке формы попробуйте позже.

блог

«Нет времени» и другие мифы о невозможности внедрения инноваций в школах

Глобальные изменения в работе школы, например изменение подхода педагогов к учебному процессу, нередко сопровождаются сложностями. В образовательных организациях, где уже внедряют Кураторскую методику, убедились, что все трудности на пути к развитию учебного заведения преодолимы.
В этой статье коллеги развеют основные мифы, связанные с реализацией нашей программы.

931

блог / Материалы от экспертов и практиков

Два директора о ценности доверия и открытости

Недавно к нам в редакцию пришли два замечательных материала: один — от директора Центра образования № 686 «Класс-Центр» Сергея Казарновского, другой — от директора Европейской гимназии Ивана Боганцева. Очень разные школы, совершенно разные тексты, но в главном они поразительным образом перекликаются. И Сергей Зиновьевич, и Иван Алексеевич считают, что важнейшая, фундаментальная ценность школы — это доверие. А что это значит — доверять детям и учителям?

1029

блог / Материалы от экспертов и практиков

Чего ждут родители от школы?

Школьные руководители в своей работе ориентируются в том числе на запросы родителей. А ожидания мам и пап, как известно, меняются с течением времени. В этой связи интерес представляет точка зрения эксперта, чья профессиональная задача — помочь родителям в выборе стратегии образования.

972

блог / Материалы от экспертов и практиков

Как реализовать возможности обновленного ФГОС ООО при разработке основной образовательной программы основного общего образования?

С 1 сентября во всех школах начнут действовать обновленные ФГОС. Что важно учесть при разработке образовательной программы основного общего образования? На какие изменения в федеральных стандартах стоит обратить особое внимание? Как реализовать возможности вариативной части программы?

992

блог / Материалы от экспертов и практиков

Разработка учебных планов для реализации ФГОС в основной школе

В связи с переходом на новый ФГОС ООО разработка учебных планов вызывает определенные затруднения. Практические рекомендации по решению ряда типичных проблемных вопросов даны в статье кандидата педагогических наук, руководителя экспертного бюро «ПРО-сегмент» Галины Савиных. Предлагаем вашему  вниманию первую часть этого материала.

923