№ 5
Практика административной работы в школе  № 5 за 2021 год.
0
55
Пульс перемен

Как научить школьников принимать образовательные решения и выстраивать свой индивидуальный профиль?

В России почти все ресурсы педагогического воздействия на детей исчерпаны. Но один мощный резерв все же есть.

 

Неиспользованный ресурс

Образование, в результатах которого заинтересован, прежде всего, педагог, достигло пика эффективности в советской школе. Существенный ресурс, оставшийся неиспользованным, — мотивация и интересы ученика. Когда школьники выбирают предметы, в изучении которых они видят смысл, их результаты повышаются на 20−30%. Но предметы еще нужно научиться выбирать!

Проектируя муниципальные системы профильного обучения в Пермской области, мы обнаружили, что ученики на старшей ступени не могут построить для себя индивидуальный образовательный профиль. Оказалось, что предпрофильная подготовка этой способности не формирует. Почему? Ответ очевиден: если в течение девяти лет школьного обучения ребенок никогда не принимал образовательных решений, не планировал будущее, то, перейдя в десятый класс, никаких решений по планированию будущего он принять не сможет.

Отсюда возникла задача формировать у детей умение принимать образовательные решения. Для этого необходимо построить среду, где дети были бы вынуждены выбирать между разными альтернативами.

 

На перекрестке

Если вы учились водить автомобиль и ездили с инструктором, вы помните, как инструктор говорил перед перекрестком: «Впереди перекресток, сейчас будем поворачивать, подумай куда и прими решение». По тому же принципу в образовательной системе должны появиться «перекрестки»: точки принятия и проживания детьми их собственных образовательных решений.

Для создания таких образовательных «перекрестков» наш институт ПрЭСТО разработал проект «Пространство выбора», который был апробирован в Перми в 2011 году, совместно с Департаментом образования города. В 2012 году к 12 школам первого эшелона участников эксперимента присоединились еще 11 педколлективов. Еще через год были разработаны муниципальные нормативные документы: базовые положения, методические рекомендации по внедрению элементов образовательного выбора, процедура муниципального мониторинга и система сертификации школ-участников. В разработке документов участвовали педагоги, директора школ и представители департамента. С 2018 года все школы Перми в различных масштабах участвуют в проекте «Пространство выбора». Весной 2018 года в Перми прошел II открытый форум «Школа 21 века — пространство выбора», где были представлены итоги реализации муниципальной модели.

 

Элементы для конструирования процесса выбора

Как устроено «пространство выбора»? Для его описания была использована метафора конструктора. Если вы пользовались в детстве конструктором, то помните, что это — набор деталей, из которых можно собрать что-нибудь интересное, нужное и значимое для вас. Конфигурируя элементы образовательного конструктора, можно построить пространство, в котором дети все время делают выбор и принимают решения. Важно, чтобы в пространстве выбора, где дети принимают образовательные решения, присутствовал избыток предложений.

 

Основные элементы образовательного конструктора

Первый элемент. Поточно-групповой метод обучения (ПГМО).

Применение данного метода возможно для всех учащихся, начиная с пятого класса. Суть метода заключается в том, что в один и тот же час вся параллель расходится по группам, чтобы заниматься одним предметом. Учителя выделяют какой-нибудь контекст в изучении предмета, на основании которого и формируются группы. Дети покидают свои классы и привычные взаимоотношения, встречаются с другим учителем, знакомятся с иным видением предмета.

Второй элемент. Система краткосрочных (КсК) и среднесрочных (СсК) курсов.

С помощью КсК дети учатся принимать решения на короткие промежутки времени. Краткосрочные курсы длятся от 8 до 16 часов в течение одной четверти или недели. Среднесрочные курсы (СсК) длятся на протяжении полугодия до 32 часов. Курсы не ориентированы на предмет. Что это значит? Курсы связаны не с учебными предметами, а с интересами детей. Значимость такой связки мы четко осознали, услышав от одной из учениц: «Я отличница по всем предметам, но хоть бы кто-нибудь в этой школе научил меня класть паркет!». После этого появился краткосрочный курс укладки паркета. Курс должен быть понятен и важен тому, кто выбирает, а также полезен здесь и сейчас.

В отдельную группу выделены метапредметные практики. Мы на личном опыте убедились, что нельзя сформировать метапредметный результат на предмете. Предметный результат начинает работать на ребенка через некоторое время (например, при учебе в вузе), а метапредметный — работает здесь и сейчас. Поэтому такие курсы вызывают у детей неподдельный восторг.

Курсы включены в учебный план. Несдача курса — это академическая задолженность, которая влечет за собой определенные последствия.

Третий элемент. Система профессионально-деятельностных проб.

Разработка и апробация системы проводились институтом ПрЭСТО, Департаментом образования г. Перми и Межрегиональной тьюторской ассоциацией в 2012—2018 гг. Апробация завершилась в рамках президентского гранта «Всероссийский фестиваль деятельностных проб». Данная система реализуется в 120 школах Перми, 15 школах Пермского края и 4 школах Москвы. Ее аналог — «тренажеры реальности». Это погружение ребенка на короткое время в его профессиональное будущее. Допустим, ребенок проявил желание стать юристом. Специально для него конструируется проба, в которой он «становится юристом», проживая при этом сложности и риски профессии.

Приведу пример пробы, где я принимал непосредственное участие. Я выступил в качестве «потерпевшего». Меня реально оштрафовали за проезд по пешеходному переходу, у меня остались все документы, включая фотосъемку сугроба перед переходом, из-за чего я и не заметил пешехода. Ученице, которая хотела стать адвокатом, было предложено отстаивать в суде мои интересы. Ее консультировал настоящий адвокат. Когда она подготовилась к защите, начались сюрпризы. Наставник привез ее в учебный зал судебных заседаний Пермского университета. Его студентка играла роль судьи, моя ученица — роль адвоката, и еще наставник добавил: «А я буду адвокатом противоположной стороны». Девочка вдребезги проиграла процесс, но давно я не видел такого довольного лица, как у нее после этой пробы… Это не теоретический, а личный опыт погружения в деятельность, которого детям так не хватает. Это очень важные детали и мелочи, например, как пахнет медицинский кабинет, или как моют руки хирурги… Профессиональные пробы вызывают у детей наибольший восторг: «Нас так никто не учил!».

Четвертый элемент. Внутри школ может быть разработана своя балльно-рейтинговая система оценивания (БРС).

Обучаясь в «сложной» группе по математике, можно за четверть получить отметку «2». В следующей четверти, обучаясь в «простой» группе, можно получить итоговую отметку «5». Уровень группы — это выбор ученика. Хочешь изучать сложную математику — иди. В данной ситуации закономерно возникает возмущение со стороны педагогов: «Если ребенок, который учится на одни „двойки“, запишется в „сильную“ группу, как же его учить? Мы будем вынуждены снизить требования, чтобы опуститься на его уровень». Разработанная нами модель не позволяет педагогам снижать заданный уровень. Ребенок сделал выбор, он должен пережить последствия. Решил, что будет заниматься в группе «сложной математики»? Отлично, должен терпеть. Или переходить в другую группу. Получая такой опыт, школьники начинают понимать, что вслед за выбором и принятым решением идут последствия. Этого мы и добивались.

Пятый элемент. Детский проектный офис.

По поводу этого элемента: зимой и весной 2020 г. в Перми мы будем реализовывать совместно с Межрегиональной тьюторской ассоциацией президентский грант, направленный на подготовку педагогических команд к реализации детского проектирования. Заинтересованные могут принять участие (примечания ред. Автор в выступлении не успел представить все элементы образовательного конструктора. Эти элементы описаны в статье «Образовательный конструктор (ОК) как инструмент развития образовательной системы»).

 

Вовлекайте участников постепенно

Разработанный нашей командой Образовательный конструктор сложно развернуть в школах целиком, предпочтительно вводить систему поэтапно, с постоянным наращиванием масштабов.

Из всех конструкторских элементов можно выбрать два-три и внедрять их частично, там, где это кажется менее рискованным. В Перми многие школы в начале эксперимента выбрали параллель 5−6 классов. Объяснение простое: «Там мы ничем не рискуем: если что-то пойдет не так, в 8−9 классах все ошибки исправим».

Процесс внедрения начинается с проведения в школах проектных семинаров. Участники вовлекаются постепенно, отдельными «эшелонами». Допустим, педагоги методического объединения учителей математики решились принять участие в эксперименте. Какими могут быть первые шаги? Необходимо выбрать, в каких параллелях какой аспект будет внедряться, разработать свои проекты, договориться об общих правилах оценивания.

 

Какие элементы понадобятся для поддержки образовательного процесса

Первое. Тьюторское сопровождение.

Необходимо задуматься о подготовке тьюторов, которые будут помогать детям делать выбор и проводить рефлексию вместе с ними по поводу этого выбора. Например: «Если ты пошел с Петей на КсК, имеет смысл подумать над вопросами: тебе понравилось заниматься с Петей или понравилась тема КсК? Чему ты научился? Что ты понял про себя? Как ты будешь выбирать КсК в следующий раз?».

Второе. Социальные партнеры.

Социальные партнеры необходимы для того, чтобы проводить профессионально-деятельностные пробы на их базе с участием их наставников. Некоторые высокотехнологичные и наукоемкие предприятия пошли еще дальше: с их участием созданы 12 уникальных школ, где наряду с пробами развернута система практик и стажировок. В Перми даже сложилось шутка: если директор предприятия не имеет «своей» школы, значит, его производство не наукоемкое и не высокотехнологичное.

Как только стали заметны первые результаты работы школ с предприятиями, главы районов города Перми предложили свою помощь в организации сотрудничества школ с предприятиями города.

Сетевой институт ПрЭСТО перевел заказ предприятий в конкретную технологию, которая получила название «Спецификация социально-образовательного партнерства». Если руководитель заинтересован в том, чтобы подрастающее поколение появилось на предприятии (хотя бы в качестве участников практик и стажировок), то он должен выполнить определенные условия. А именно: создать учебные рабочие места, выделить наставников. Наставники проходят педагогическую подготовку.

Как удалось увлечь руководство предприятий? В первую очередь налаживался контакт с начальниками отделов кадров. В отличие от НR, охотящихся за головами, кадровики точно понимают, о чем мы говорим. Они знают, что хорошие кадры не переманиваются, а воспитываются с младых лет. Особенно если речь идет о предприятии, где высокие требования к компетенции и мотивации кадров.

Помню, как однажды в одну из наших школ пришел представитель компании РусГидро, которая владеет большинством гидроэлектростанций страны. У них разработаны образовательные программы с 1-го по 11-й класс. Есть даже своя минигидроэлектростанция, на которой они готовы принять детей, чтобы поработать с ними. И представитель компании сказал директору школы: «Возьмите нас: мы дадим вам наставников и рабочие детские места». Именно так: «Возьмите нас!». В другой школе папа ученика пришел к нам за помощью — на работе дали задание разработать профориентационную программу: «А я в детях ничего не понимаю, те варианты, которые я сделал, детям не интересны».

Третье. Муниципальный мониторинг результатов.

В Перми реализуется Мониторинг готовности к профессиональному самоопределению. Мониторинг разработан Департаментом образования г. Перми, сетевым институтом ПрЭСТО и Институтом психологии при Пермском государственном гуманитарно-педагогическом университете. В мониторинг заложены наши представления о том, какие компетенции по готовности к профессиональному самоопределению можно измерить. С 2016 г. в указанном мониторинге участвуют все школьники Перми.

Мониторинг готовности к профессиональному самоопределению имеет два уровня. Первый адресован руководителям муниципального образования и дает понять, что в целом происходит в муниципалитете. Второй уровень — это рекомендации конкретному ребенку, который участвовал в мониторинге (с рекомендациями учащийся может ознакомиться в личном кабинете).

Четвертое. Как убедить родителей, что им это нужно

Сопротивление родителей при реализации данной модели неизбежно. То, что вы начнете делать, перевернет принципы организации образовательного пространства, а, следовательно, и представления семей о школе, на их глазах ломается знакомая им система образования. Родителям необходимо объяснять, зачем это нужно и чем поможет их детям. Мы объясняли родителям, что их опыт обучения в вузе неадекватен тому, который предстоит освоить детям. Современное образование выглядит не так, как в двадцатом веке. Вузовская система перешла от специалитета к бакалавриату и магистратуре, учеба в хорошем университете построена на системе выбора.

Самых упрямых родителей удавалось убедить тогда, когда они были привлечены к участию в разработке пространства выбора. Одна скептически настроенная родительница два дня разрабатывала курсы вместе с нашим институтом и в какой-то момент начала относиться к этому продукту, как к своему собственному. Уходя, она заявила: «Я все поняла. Мне нравится, а значит, и моей дочери нравится тоже. Будут проблемы — обращайтесь (оказалось, что мама занимает высокую должность в органах местной власти)».

Пятое. Кураторы и тьюторы

При введении системы Образовательного конструктора меняются регламенты движения школьников в рамках образовательного процесса. Это означает, что необходимо разработать процедуру выбора: каким образом учащийся каждую четверть будет принимать решение о своей индивидуальной траектории. Также необходимо отследить, чтобы учащийся не потерялся. Поэтому у завуча должна появиться своя собственная система отслеживания. В этот момент начинает «сыпаться» классно-урочная система. Позиция классного руководителя оказывается неадекватной новым задачам. Возникает потребность в человеке, который держит в руках не класс, а всю параллель. Так могут появиться кураторы параллелей, которые следят за дисциплиной и исполнением учебного плана, посещением курсов и переходом с курса на курс.

В свою очередь тьюторы, как уже было сказано выше, отвечают за процедуру выбора курсов и рефлексию.

 

Хотите изменить школу — рискуйте

В апробации конструктора участвовала школа Пермского края, находящаяся в сложной ситуации: напротив нее, через проспект, находилась точно такая же, спроектированная на 1200 человек. В обоих образовательных учреждениях училось только по 600 человек… Представители администрации школы, решившейся на эксперимент, четко понимали: либо школу закроют, либо она предложит что-то кардинально новое. Для апробации были выбраны наиболее значимые параллели — восьмой и девятый классы — для того, чтобы за два года показать результаты этой системы детям, родителям и общественности. Педагоги отобрали и ввели в учебный процесс ПГМО, КсК и балльно-рейтинговую систему. Через два года данная школа стала лучшей в рейтинге муниципалитета по результатам ОГЭ, обогнав лицей и две гимназии, которые были в этом городе.

 

Дайте детям сделать собственный выбор

Вопрос из зала: Мы в школе всех учеников протестировали и распределили по группам (олимпиадники, хорошисты, троечники и т. д.). В результате чего администрация школы столкнулась сначала с сопротивлением учителей («Почему мне троечников?»), а позже и с возмущением родителей («Почему наш ребенок в этой группе?»). В чем ошибка? Почему возникло сопротивление?

Ответ: Человек с самосознанием не приемлет, когда решение принимается за него. Пусть это даже решение эксперта. Субъект сам определяет свое будущее. Из-под палки результат не достигается, тем более результат образовательный. Надо позволить ученикам самим решать, допустим, какого уровня математика им нужна. Педагогам, кстати, тоже.

 

Образовательный договор

Вместе с представленной выше системой в некоторых школах города Перми появился трехсторонний образовательный договор: родители — учащиеся — педагогический коллектив. Результат решения, которое принял ребенок, должен быть заметен всем субъектам образования. Школьник и его родители, подписавшие этот договор на одну четверть, несут ответственность за свой выбор. Сделал его не размышляя — проживи последствия.

Мы считаем, что образовательное решение — это, кроме всего прочего, отказ. Когда ты что-то выбрал, ты от другого отказываешься. И этот отказ — одна из самых тяжелых ситуаций, которые переживают дети. Еще один пример: ученица составила для себя индивидуальный учебный план на 72 академических часа в неделю. Когда завуч школы сказала, что она по закону имеет право выбрать только 36 часов, девушка в сердцах назвала всех педагогов школы деспотами. «Вы губите мою свободу», — заявила ученица. Она должна была пережить эту невозможность.

 

Легко не будет, будет интересно

Наивысшую оценку пространству выбора я услышал на одной из встреч с родителями. Жена военного сказала: «Мы каждые три года меняем город вслед за папой и от вас тоже уедем. Но первый раз нам с дочерью хочется остаться. У вас интересно».

Текст подготовлен на основе устного выступления автора на педагогическом форуме.

Другие статьи
Из этого номера
  • Из этого номера
  • Выбор редакции
Практика административной работы в школе № 5 за 2021 год. вышел 21 июля 2021
Еще